Убежище в Норвегии

Posted: Август 10, 2013 in Uncategorized

ppjournal0095-3

Норвегия – страна с наилучшими в европе социальными программами:Норвежский велфер включает в себя составные, неведомые другим странам. к примеру:- норвежская семья, живущая за чертой города, получает за каждого ребенка более 1.600$.
— норвежские дети посещают бесплатные детские сады.
— работающим норвежским женщинам оплачивается десятимесячный декретный отпуск.
— работающим норвежцам полагаются специальные денежные доплаты на время отпусков.
— аренда квартир субсидируется государством.
— все расходы на образование покрываются государством.
— медицинское обслуживание, включая зубоврачебную помощь, является бесплатным для постоянных жителей Норвегии. государство оплачивает им лечебные путевки на Канарские острова и в другие курортные места, если они в этом нуждаются.
— пособие по старости эквивалентно заработной плате квалифицированного индустриального рабочего.С 1975 года иммиграция в Норвегию официально прекращена и страна сегодня принимает только получивших статус беженца от Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Иностранные граждане, имеющие близких родственников в Норвегии, могут в исключительных случаях получить вид на жительство. Личный интерес, прежние поездки и т.д. не являются достаточным основанием для предоставления вида на жительство.В Норвегии действует закон о не трудоустройстве иностранных граждан. Только в особых случаях иностранный гражданин, имея специфическую специальность, может получить работу в Норвегии, но и то лишь исключительно в результате прямых контактов с норвежской стороной. В этом случае необходимо иметь приглашение на работу в Норвегии в оригинале от конкретного работодателя, одобренное и подтвержденное соответствующими норвежскими властями. Ни Посольство, ни Консульство Норвегии, ни частные фирмы, находящиеся в Российской Федерации либо в других странах СНГ, не оказывают содействие в поиске работы или же в установлении контактов с работодателями в Норвегии.

Убежище

В Норвегии, как и в большинстве европейских стран, процедура заявления на убежище и прохождения конвейера не зависит от способа проникновения в страну.
То есть «нелегалы», так же как и въехавшие в страну по визе, после объявления себя беженцами оказываются в одних и тех же условиях в смысле содержания и сроков рассмотрения их иммиграционных дел.
Что же касается шансов на получение статуса беженца, то отличие здесь есть и весьма принципиальное — вероятность позитива у нелегалов очевидно ниже, чем у тех, кто прибыл в страну легально.
Вот почему мы советуем въезжать в нее законным путем, тем паче, что открытие въездной визы в Норвегию не представляет особых хлопот и уж никак не сравнимо с получением канадской или австралийской визы.

Так или иначе, но мы предположим, что в Норвегию вы въезжаете легально. скорее всего ваше знакомство с этой страной начнется с аэропорта Форнебю, расположенного километрах в 20-ти от Осло.
Объявить себя беженцем и попросить политическое убежище вы можете прямо в аэропорту — в иммиграционной службе. однако, выигрыша во времени вам это не даст, ибо в Норвегии, в отличие от Канады, длительность конвейера не зависит от того, попросите ли вы убежище в порту прибытия или сделаете это, находясь уже в городе.
В то же время при сдаче в аэропорту вы можете быть подвергнуты обыску с последующей конфискацией (по крайней мере, временной) денег, записных книжек (предмета особого внимания норвежских полицейских), фотографий и каких-либо документов.
Речь идет не о паспорте, который у вас будет изъят, независимо от того, где и когда вы объявите я беженцем. исходя из сказанного, мы советуем вам не сдаваться в аэропорту, а благополучно добраться до Осло и уже там объявить себя беженцем.
Причем, сделать это следует немедленно после прибытия в Осло, ибо ваше заявление на убежище, сделанное с задержкой даже на 1 день, может рассматриваться властями, как попытка повышения экономического уровня путем получения статуса беженца.
В Норвегии, опять-таки в отличие от Канады, работа с прибывающими беженцами находится в прямом ведении специального подразделения полиции, куда вам и следует обратиться. сделать это можно двумя способами.

Способ 1

Прибыв в Осло, вы обращаетесь к первому встречному полицейскому и объявляете себя беженцем, то есть произносите слово «айзюль», столь же эффективное, как и слово «рефьюджи» в Канаде.
И с этого момента начинается конвейер: сначала полицейский просит и оставляет у себя ваш паспорт, затем он вызывает по рации патрульную машину, которая, подъехав минут через 10-15, доставляет вас в специальный лагерь для беженцев.
Однако, теоретически здесь возможны случайные неувязки, к примеру, на месте полицейского, к которому вы обратитесь на улице, может оказаться какой-нибудь вчерашний стажер, не имеющий опыта работы с беженцами. потому лучше способ 2, срабатывающий безотказно.

Способ 2

Вы приходите в центральное отделение полиции, находящееся на улице Грёнвальд и, обратившись в службу информации, расположенную на 1-м этаже здания, предъявляете дежурному полицейскому свой паспорт и объявляете себя беженцем.
Изъяв у вас паспорт, полицейский вызовет по телефону сотрудников специального подразделения, ведающего делами беженцев, которые доставят вас вместе с вашим багажом во все тот же лагерь под названием Танум, находящийся в 20 км от Осло, в горном живописном месте, окруженном со всех сторон частными владениями.
Что же касается вашего паспорта, то с этого момента и до окончательного решения вашей судьбы он будет храниться в полиции.
В Тануме полицейские передадут вас с рук на руки администрации лагеря, и после непродолжительного ожидания на вас будет составлено первичное досье. Затем вам выдадут персональную карточку питания и ключ от номера, в котором вы будете жить. Вместе с вашим багажом вам будет доставлен в номер и полный набор необходимых для житья принадлежностей (одеяло, подушка, матрас, полотенце, зубная щетка, паста, мыло и т.п.).
Затем вы получите для ознакомления специальную брошюру, в которой на нескольких языках, в том числе и на русском, перечисляются права и обязанности беженцев на всех этапах конвейера.
Однако, об одном вашем праве, пожалуй, самом главном — праве на судебное обжалование решения «ЮДИЭН» (так беженцы в Норвегии называют комиссию, рассматривающую заявления на убежище) вы не узнаете ни из этой брошюры, ни от своего адвоката, если последний будет предоставлен вам полицией в качестве бесплатной юридической помощи.

После ознакомления с брошюрой вас вызовут в reception для выяснения размеров носимой вами одежды и обуви, после чего, дня через 3-4 вам будет выдана большая спортивная сумка с полной экипировкой, причем достаточно высокого качества (на сумму около 800$ сша.)

Об устройстве Танума.
Территория лагеря не огорожена, однако, въезд на автомобиле возможен лишь по одной из двух дорог, контролируемых шлагбаумами. На территории Танума находятся 3 двухэтажных жилых корпуса, здание администрации, здание столовой, а также медицинский пункт, работающий круглосуточно.
Имеются футбольная, волейбольная и баскетбольная площадки. в каждом из жилых корпусов функционируют залы с бильярдными и теннисными столами, а также комнаты отдыха с теле и видеоаппаратурой.
Если вы прибыли в Танум вместе с семьей, то вам будет предоставлен отдельный, достаточно просторный номер. В противном же случае вы будете размещены в маленьком номере с двух ярусными кроватями, рассчитанном на двоих.

Питание в Тануме трехразовое и происходит по принципу шведского стола. завтрак — с 8 до 9 ч. утра, обед — с 12 до 13 ч. дня, ужин — с 17 до 18 ч. вечера. Для пропуска в столовую предъявляется персональная карточка питания, заменяемая каждые 7 дней.

Дважды в месяц вам будут выдаваться 450 норвежских крон (из расчета 30 крон вдень на одного человека), так называемые «пакет-маней», равные приблизительно 65$ США.
В течении дня вы имеете право беспрепятственно покидать территорию лагеря, если же вы решите переночевать, например, в Осло, вам следует заблаговременно получить на это разрешение у администрации Танума.
Метрах в ста от лагеря на проходящей мимо магистрали имеется автобусная остановка для сообщения с Сандвикой — близлежащим к Тануму маленьким городком, до которого вы можете доехать минут за 7-8 или добраться пешком, потратив на это не более получаса.
Однако, несмотря на свои маленькие размеры, в Сандвике имеется многоэтажный шопинг-центр, габаритам и содержанию которого могли бы позавидовать многие столицы мира. Да и вся инфраструктура этого удивительно милого и чистого городка способна вызвать лишь восхищение. В Сандвике имеется автовокзал, откуда минут за 20 можно добраться автобусом до Осло.
Рядом с Сандвикой находится прекрасный пляж, обычно густо заполненный в жаркие месяцы, хотя у норвежцев представление о жарких месяцах несколько иное, чем у нас. На территории Танума, в том числе и на первых этажах каждого из корпусов, имеются телефонные автоматы, для пользования которыми вам надо приобрести в администрации лагеря телефонную карточку стоимостью от 20 до 100 крон.
Позвонить из Танума вы можете в любую точку света, однако, если вам предстоят деловые разговоры, мы не советуем пользоваться автоматами, расположенными на территории лагеря, так же как и обсуждать свои «иммиграционные» проблемы в закрытых помещениях Танума.
Разумеется, речь идет о разговорах с членами своей семьи, ибо в беседах со всеми остальными эта тема должна быть закрыта. Ваши близкие могут и сами позвонить вам в Танум, для чего вам надо оставить им номер телефонного автомата, расположенного в вашем корпусе. Вам также разрешается принимать у себя гостей в интервале с 7 ч. утра до 11 ч. вечера.
Раз в неделю из Танума отправляется автобус в Барум, другой близлежащий от лагеря город, в котором имеется библиотека на русском языке, и где вы можете заказать себе те или иные книги. После небольшой прогулки по городу вас на этом же автобусе доставят обратно в лагерь.
Таковы основные условия и особенности проживания в Тануме — единственном транзитном лагере фюльке Акерсхус.
И все, кто, прибыв в Осло, объявляют себя беженцами, так или иначе оказываются в Тануме и проводят в нем в среднем от одного до двух месяцев.

На второй или третий день своего пребывания в Тануме вы будет вызваны на малое интервью, проводимое в административном здании лагеря двумя специально прибывшими для этого полицейскими.

Перед началом интервью с вас будут сняты отпечатки пальцев с целью идентификации личности по компьютеру и составления полного досье. Затем начнется «экзаменационная» часть интервью, перед которой вам официально объявят о неразглашении сообщаемых вами сведений и самого факта вашего обращения за убежищем.
Вам также будут даны гарантии в том, что норвежские власти не станут делать какие-либо запросы в вашу страну с целью проверки полученной от вас информации. Затем последуют вопросы следующего порядка:

• Были ли вы в Норвегии прежде?

• Обращались ли вы с просьбой о предоставлении вам убежища (если вы были в Норвегии прежде)?

• Обращались ли вы с просьбой о предоставлении вам убежища в Швеции или Финляндии? (Этот вопрос связан с наличием общескандинавского компьютера, регистрирующего все заявления на убежище и последующие по ним решения, И в случае, если вы уже просили убежище в одной из скандинавских стран и получили отказ, что будет непременно зафиксировано в компьютере, ваши шансы на успех в Норвегии будут снижены, особенно если это случилось в последние 2 года. В то же время общеевропейского компьютера в Норвегии нет, не говоря уже о межконтинентальном).

• Почему вы не попросили убежище в этой стране (если в какой-либо демократической стране, где вы находились по пути следования в Норвегию, у вас было достаточно для этого времени)?

• От какой страны вы просите убежище?

• Почему вас преследуют?

• Кто вас преследует’!

• Когда и в связи с чем начались преследования?

• Где, когда, сколько раз и на какой срок вас арестовывали в вашей стране?

• Где, когда, кем и сколько раз на вас совершалось нападение в вашей стране?

Вот таков приблизительно перечень вопросов, задаваемых на малом (предварительном) интервью, длящемся, как правило, не более 15 минут.

Совсем необязательно, что вам будут заданы все перечисленные вопросы, однако, при любых вариантах малого интервью полицейские непременно поинтересуются количеством ваших арестов и совершенных на вас нападений, если таковые имели место.
При этом речь будет идти лишь об акциях, происшедших после 1991 года. Вероятно, с точки зрения норвежских властей, эта дата является чертой, отделяющей новый режим от старого в республиках бывшего СССР.

И соответственно, случаи преследования как со стороны государственных структур, так и со стороны организаций или частных лиц, имевшие место до 1991 года, роли играть не будут и о них можно даже и не упоминать. Обычно, малое интервью проводится без переводчика, потому как даже минимального знания английского, которым норвежские полицейские владеют свободно, вполне достаточно для того, чтобы правильно ответить на приведенные выше вопросы. В случае же каких-либо затруднений вам поможет кто-нибудь из сотрудников лагеря, владеющий русским языком.

Так в чем же смысл малого интервью? Прежде всего, в фиксации конкретных случаев преследования (арестов и нападений) заявителя на убежище, а также его причины. То есть стержневых моментов истории, от которых, собственно, и будет зависеть в будущем ее оценка. Опыт показывает, что большинство беженцев, проведя в лагере какое-то время до большого интервью и поднабравшись необходимых знаний, были бы не прочь изменить или дополнить свои первоначальные показания.
Однако, сделать это уже не представляется возможным, ибо любое отклонение от информации, данной на малом интервью, воспринимается полицейскими с нескрываемым недоверием и лишь усугубляет положение. В этом и кроется главная тактическая хитрость малого или иначе, предварительного интервью, в связи с чем несколько советов:

• До вызова на малое интервью составьте для себя полный перечень случаев преследования вас в стране, от которой вы просите у убежище.

• Запомните его в четкой хронологической последовательности.

• Подготовьте точные и лаконичные ответы на перечисленные выше вопросы.

По завершении малого интервью вас попросят сдать билеты, по которым вы прибыли в Осло, если, конечно, вы сделали это легально. Затем вам будет выдан так называемый временный паспорт (первоначально на 2 месяца), представляющий из себя небольшую салатового цвета книжицу с вклеенной в нее вашей фотографией.
Срок действия паспорта будет периодически вам продлеваться в течение всего периода рассмотрения вашего дела. Через несколько дней после малого интервью вам предстоит пройти медосмотр.
Проводится он в медицинском пункте, расположенном на территории лагеря, и сводится, в главном, к рентгенографии, пробе манту и внутривенному забору крови, в основном, с целью проверки на СПИД.
После медосмотра наступает полоса ожидания большого интервью, проходящего обычно через месяц после малого. В этот период вам следует позаботиться о качественном переводе имеющихся у вас документов. Эта проблема не такая простая, как может показаться на первый взгляд.
Дело в том, что в Осло, как и во всей Норвегии, имеется дефицит квалифицированных русско-норвежских переводчиков. С другой стороны, норвежский язык — не английский, и проконтролировать самостоятельно качество сделанных переводов практически невозможно.
Поэтому переводчика следует выбирать по рекомендации кого-либо из доверенных вам лиц. Если же таковых у вас в Осло нет, вы можете обратиться в один из государственных центров оказания помощи вновь прибывшим иммигрантам или же в русскую общину.

В Осло также функционируют армянская и еврейская национальные общины, причем,Осло последняя — наиболее эффективно.
Конечно, не стоит рассчитывать на какую-то особую помощь от своих собратьев, однако, информацией они с вами поделятся, что собственно, вам и нужно. Так или иначе, еще до большого интервью все ваши документы должны быть переведены на норвежский язык и заверены, причем, качество сделанных переводов не должно вызывать у вас сомнений.
Это необходимо по многим причинам, главная из которых — достаточно большая вероятность того, что на большом интервью вам попадется переводчик, не обладающий необходимой квалификацией.
К сожалению, как показывает опыт, слишком часто именно это становится основной причиной неблагополучного течения большого интервью и, как следствие, получения в дальнейшем негативного решения ЮДИЭН.
Известны случаи, когда очень весомые документы, не оказывали должного влияния на полицейского, проводящего интервью, исключительно из-за их неточной интерпретации переводчиком.
Конечно, все документы, имеющие, на ваш взгляд, отношение к вашей истории, могут быть (и чаще всего по вашему настоянию) приобщены к досье и отправлены в ЮДИЭН, однако, нет никакой гарантии, что на последующем этапе они будут квалифицировано переведены, если до этого вообще дойдет дело.
Основная проблема в том, что помимо ваших ответов на поставленные полицейским вопросы, в ЮДИЭН отсылается и его личное мнение о вашем деле, довольно часто базирующееся на чисто субъективных факторах и играющее чрезвычайно большую роль.
И в случае его отрицательного «резюме», что может легко произойти по причине плохой работы переводчика, на ваши документы, отправленные в ЮДИЭН, там могут и вообще не обратить внимания.

Есть и другая сторона вопроса. Даже при том, что на интервью вам повезет с переводчиком, есть очень большая, чисто психологическая разница между тем, когда полицейскому вручают качественно переведенные документы и тем, когда переводчик, держа в руках оригиналы, пытается, по существу, экспромтом объяснить полицейскому их содержание.

Советуем вам явиться на большое интервью вместе со своим переводчиком, что в Норвегии не запрещается законом. Правда, тогда из чисто этических соображений вам следует хотя бы за день до интервью предупредить об этом администрацию лагеря, дабы не пришлось уже на самом интервью отказываться от услуг переводчика, предоставленного полицией, что было бы не очень корректно.
Присутствие на интервью своего переводчика предпочтительнее и с психологической точки зрения, ибо в этом случае есть уверенность в том, что все, сказанное тобой, переводится адекватно.

Для информации — в Осло стоимость письменного перевода текста объемом в одну машинописную страницу колеблется от 100 до 120 крон, стоимость же одного часа работы устного переводчика — от 120 до 150 крон.

Что касается содержательной стороны подготовки к большому интервью, то она не сильно отличается от канадского варианта подготовки к слушанию, ибо в Норвегии, как и повсюду, история беженца должна соответствовать все тем же требованиям, зафиксированным известной Конвенцией и Протоколом.

Единственное отличие заключается в способе подачи истории. Норвежский вариант истории беженца должен быть более конкретным и менее литературным, чем, например, канадский. В нем не должно быть ничего, кроме конкретных случаев преследования с четким обозначением времени и места действия. Это связано со спецификой большого интервью, представляющего из себя расширенную модель малого.
По существу, ваша история будет выстраиваться в соответствии с вопросами, задаваемыми полицейским, проводящим интервью, и вашими ответами. А вопросы будут очень конкретными, на которые также конкретно и предельно сжато следует отвечать.
Причем, ставиться они будут в жестко хронологическом порядке — от самого начала преследования и до момента выезда из страны.

Подготовку к большому интервью следует проводить по следующей схеме:

1. Изложить свою историю в письменном виде и тщательно откорректировать.

2. Расчленить подготовленный текст на отдельные блоки по каждому из эпизодов.

3. Полученные блоки сжать до предела, удалив из них все несущественное. Еще лучше переписать их короткими и максимально простыми для перевода фразами, причем каждый из них должен по возможности начинаться с точной даты.

4. Четко запомнить их в строгой хронологической последовательности.

Здесь может возникнуть вопрос — а для чего, собственно, записывать свою историю традиционным способом, то есть литературно связанным текстом, если затем придется подвергнуть ее вышеуказанным манипуляциям? Не лучше ли с сразу изложить ее в виде отдельных фрагментов, несущих сугубо конкретную информацию?
Не лучше, ибо в этом случае вам будет достаточно трудно сохранить, точнее соблюсти логическую взаимосвязь между отдельными частями текста. Иначе говоря, при таком упрощенном подходе к подаче своей истории, в ней может отсутствовать некий общий, связующий нерв.

О дате большого интервью вам сообщат заблаговременно, за 2-3 дня. Как правило, оно начинается в 8 ч. утра и, так же как и малое, проводится в административном здании Танума.
Перед его началом вам будет дана возможность познакомиться с адвокатом, предоставленным вам полицией в качестве бесплатной юридической помощи. В двух словах ваш защитник расскажет вам о предстоящем интервью и о возможности апелляции в случае негативного решения ЮДИЭН.

О вашем же праве обжаловать в судебном порядке повторный негатив ЮДИЭН адвокат, предоставленный полицией, не обмолвится ни словом.

В некотором смысле это связано с тем, что подобная акция со стороны адвоката не входит в перечень его услуг, оплачиваемых государством. Но пожалуй, есть и другая причина — некая профессиональная солидарность адвокатов, «назначаемых» полицией, с самой полицией и ЮДИЭН.

Некий альянс, очевидно, не заинтересованный в излишней осведомленности заявителя на убежище, могущей привести к нарушению традиционной схемы: негатив — апелляция — второй негатив -депортация. Обжалование же повторного негатива ЮДИЭН в судебном порядке не только приостанавливает депортацию, но и дает заявителю отнюдь не мифические, а вполне реальные шансы на успех.

Тот факт, что иммиграционные власти Норвегии не уведомляют о возможности судебного рассмотрения дел после получения второго негатива, может быть оценен лишь, как очевидное нарушение прав заявителей на убежище.

Однако, вернемся к большому интервью, точнее к его прелюдии — рандеву с адвокатом. В дальнейшем вам однозначно следует прибегнуть к услугам другого, платного адвоката, пока же лучше всего согласиться на помощь защитника, предоставленного вам полицией.
Причины здесь следующие:
Во-первых, на этом этапе от адвоката ничего не зависит.
Во-вторых, через несколько дней после большого интервью вы будете перемещены из Танума в один из регионов Норвегии, и, скорее всего, этот город или поселок городского типа будет находиться на весьма значительном расстоянии от Осло.
И потому нет смысла нанимать адвоката в Осло, ибо связь с ним может стать весьма затруднительной.
В-третьих, замена адвоката на последующем после большого интервью этапе не представляет никаких процессуальных сложностей.
Вот почему решение этой проблемы следует отложить до переезда из Танума на относительно постоянное место жительства.

После встречи с адвокатом, длящейся обычно не более 5 минут, начнется само интервью, проводимое одним полицейским (работающим за компьютером) при участии переводчика. Интервью непременно начнется с вопросов следующего порядка:

# Где и когда вам был выдан загранпаспорт?
# С какой целью вы получили загранпаспорт?
# Чинили ли вам власти препятствия в получении загранпаспорта?
# Где и когда вы открыли визу в Норвегию?
# Кто помогал вам ее открыть?
# С какой целью вы ее открыли?
# Сообщали ли вы при открытии визы о своем намерении просить в Норвегии политическое убежище? (вопрос безусловно странный, но тем не менее обязательный).

Помимо этих вопросов будут поставлены и те, что уже задавались на малом интервью. Далее, в случае если вы «сдались» не в первый же день прибытия в Норвегию, вам непременно придется объяснить причину своей задержки.

Ваше объяснение должно быть четким и убедительным, насколько это в принципе возможно. Вам также придется довольно подробно рассказать и о том, где и у кого вы проживали в Осло (или другом месте) до того, как объявили себя беженцем.
Если вы прибыли в Танум не один, а с кем-нибудь из членов своей семьи, например, с женой, то непременно последует вопрос типа — «Есть ли у вашей супруги проблемы, не связанные с вашими?» В случае если причиной преследования была ваша принадлежность к политическим взглядам, то ответ должен быть однозначно следующим — «Все проблемы моей жены — это следствие моих проблем, и преследованиям она подвергалась только из-за меня».

Если же вы и ваша супруга принадлежите к одной национальности, например, еврейской, ставшей причиной преследования, то ответить вам следует приблизительно так — «Причина преследования у нас одна -наше еврейское происхождение».
При ином раскладе, например, когда ваша жена по национальности русская, в то время как вы подвергаетесь преследованиям из-за своего еврейского происхождения, ваш ответ должен быть следующим — «Мою жену преследовали только потому, что она жила со мной».
Следует знать, что не только основной заявитель на убежище, но и все совершеннолетние члены его семьи, присутствующие с ним в Тануме, будут непременно вызваны на интервью.
Причем, интервью будет проводиться с каждым из них в отдельности, сначала с основным заявителем, затем, после небольшой паузы, со следующим по степени «важности» членом его семьи. И так далее, пока не будут опрошены все. Проведение раздельных опросов безусловно создает некоторые сложности по части согласования показаний, что обязательно должно быть учтено при подготовке к большому интервью.
Завершается интервью традиционным вопросом — «Что вы станете делать, если вам будет отказано в убежище?» Как видите, этот вопрос несколько отличается от аналогичного вопроса в канадском варианте — «Что вам угрожает в случае возвращения в свою страну?» Канадский вариант более корректный, нежели норвежский, в котором очевидно кроется интерес властей к тому, какие шаги предпримет беженец в случае получения второго негатива, то есть вернется ли он добровольно в страну преследования, или же бравым норвежским полицейским придется гоняться за ним по всей Норвегии.

Но так или иначе, ответить на этот вопрос придется, и ответ должен быть таким — «В случае отказа норвежских властей предоставить мне убежище я буду вынужден вернуться в свою страну, хотя это грозит мне смертельной опасностью (или лишением свободы)».
При другом варианте ответа, например, — «Я не могу вернуться в свою страну, потому что это грозит мне смертельной опасностью», вы рискуете налететь на жесткую депортацию сразу же после получения второго негатива, то бишь, в аэропорт вас будут «транспортировать» в наручниках и не самым уютным способом.
Говоря о большом интервью в целом, хотелось бы дать совет. Постарайтесь произвести на полицейского, проводящего интервью, максимально выгодное для себя впечатление, дабы его личное мнение о вас, отправляемое в ЮДИЭН, было благоприятным.
Ни в коем случае не препирайтесь с полицейским, что чаще всего происходит из-за нежелания последнего приобщить к досье те или иные документы, считая их не имеющими отношения к делу (например, удостоверение, свидетельствующее о наличии у заявителя ученой степени), в то время как заявитель придерживается противоположного мнения.
Тем паче, что после интервью все документы, которые вы считаете существенными для своего дела, ваш адвокат может без всяких проблем направить в ЮДИЭН вместе со своими комментариями. Вообще следует быть готовым к тому, что ваши личностные характеристики не будут играть никакого значения как для полицейского, проводящего интервью, так и для членов ЮДИЭН, принимающих окончательное решение. То есть, будьте вы трижды профессором математики или, скажем, профессиональным художником, отношение к вам будет точно такое же, как если бы только вчера вы спустились с какого-нибудь сомалийского дерева.

В Норвегии, как и во всех европейских странах, более важным фактором, влияющим на решение о предоставлении убежища, является степень демократичности страны, из которой прибыл конкретный беженец, нежели его персональная история.
Так, к примеру, Россия, до чеченских событий рассматривалась норвежскими властями, как достаточно демократическая страна (!), и для получения россиянами, прибывшими в Норвегию, политического убежища им было необходимо представить чрезвычайно сильную историю, подтвержденную всеми необходимыми для этого документами. В противном случае, они очень скоро вслед за первым негативом получали и второй, причем, с совершенно трафаретной мотивировкой («Ваши проблемы, являясь следствием общей криминогенной обстановки в России, не отвечают требованиям, предъявляемым для получения статуса беженца . . .»), а также предписание покинуть Норвегию в самые ближайшие дни.
То есть вместе со вторым негативом присылался и депортационный ордер. Сейчас, правда, после войны в Чечне отношение норвежских властей к России несколько изменилось, и это соответственно повысило шансы российских граждан на получение в Норвегии политического убежища.
И последнее — в Норвегии, как и во всей Европе, наличие мощной документальной базы истории преследования более необходимо, чем в Канаде, где степень доверия к беженцам существенно выше.

Дня через 3-4 после большого интервью вам предстоит так называемый трансферт — перемещение из Танума на «постоянное» место жительства. На территории Норвегии находится более 120 специально выделенных мест для расселения еще не принятых беженцев — от самой южной точки страны до знаменитой Альты, расположенной на Крайнем Севере.
По имеющейся информации, к настоящему моменту закрыты практически все общежития, функционировавшие в Осло, однако, есть ряд районов, расположенных поблизости от столицы, куда беженцев пока еще направляют.

Правда, вероятность попасть в одно из таких «околостоличных» мест объективно мала. По сложившейся традиции большинство беженцев, прибывающих из России, перемещаются в Тронхейм — один из старинных городов и портов Норвегии на берегу Тронхеймс-фьорда, являющийся административным центром фюльке Сёр-Трённелаг.
Население Тронхейма составляет около 150 т.ж., что для Норвегии не так уж и мало. В Тронхейме имеется университет, и вообще этот город считается одним из культурных центров страны. Так или иначе, советуем постараться попасть именно Тронхейм, хотя бы потому, что там у вас не возникнет проблем с выбором адвоката.
Следует знать, что администрация Танума обычно прислушивается к просьбам беженцев направить их в тот или иной город, если речь не идет о пунктах, расположенных в непосредственной близости от Осло.

Происходить трансферт будет вполне цивилизованным способом. На специальном микроавтобусе вас доставят из Танума на вокзал или в аэропорт, откуда, разумеется, за счет государства вы доберетесь до указанного места, где вас уже будут ждать. Если же пункт назначения будет находится не слишком далеко от Осло, то туда вас доставят на микроавтобусе прямо из Танума.
На месте вы будете встречены и размещены администрацией общежития. Одиноким предоставляется однокомнатная квартира со всеми удобствами и выдается полный комплект необходимых в быту предметов — от всевозможной кухонной утвари до пепельницы и будильника.
Затем вы начнете получать велфер — 3200 крон в месяц, и, учитывая, что за квартиру платить вам не придется, этой суммы будет вполне достаточно для безбедного существования.
После трансферта вы сможете начать посещать бесплатные курсы норвежского языка, функционирующие во всех местах расселения беженцев. Однако, самой насущной для вас проблемой будет поиск и выбор платного адвоката, который станет отныне вести ваше дело.
Адвоката, который в случае получения вами второго негатива не ограничится официальным выражением сожаления, а немедленно обжалует в судебном порядке решение ЮДИЭН и тем самым приостановит нависшую над вами депортацию.
Собственно, тактика платных адвокатов в том и состоит, чтобы, дождавшись второго отказа, тут же обратиться в суд, ибо до этого момента, не считая подачи апелляции, делать им в общем-то нечего. Не следует думать, что обращение в суд после получения второго негатива сродни канадской системе апелляции, носящей обычно исключительно символический характер.
Нет, в Норвегии ситуация иная, и обращение в суд — это новый этап рассмотрения дела с достаточно реальными шансами на успех.
Для информации — услуги платного адвоката в Норвегии колеблются от 2000 до 3000$ США.
После того, как вы решите эту чисто «юридическую» проблему, вам останется ждать решения ЮДИЭН.
Скорее всего, месяца через полтора-два вы его получите, и, вероятно, оно будет отрицательным.
Однако, это не должно вас сильно опечалить, ибо около 80% «норвежских» заявителей на убежище получают статус беженца лишь после первого негатива. То есть, первый отказ ни о чем не свидетельствует, и лишь после апелляции наступают наиболее реальные шансы на получение статуса.
Опыт показывает, что второй негатив, если он и приходит, то чаще всего вслед за первым, с интервалом не более месяца.
Что же касается позитивного ответа на поданную апелляцию, то ждать здесь приходится дольше — от 6 до 24 месяцев. Однако, случается и так, что после весьма длительного ожидания, беженец получает и второй негатив.
И все же общая тенденция такова, что большинство вторых негативов приходит вслед за первым, и, стало быть, неполучение ответа в первые после апелляции месяцы — один из признаков благополучного течения дела.
В случае получения статуса беженца вам будет выдан паспорт иммигранта (или проставлен соответствующий штамп в вашем собственном паспорте), закреплен велфер (те же 3200 крон) и предоставлена благоустроенная квартира.
Жилье в Норвегии выделяется городскими коммунами, и платить за него нужно не более 10% от размера велфера.
Одиноким предоставляются однобедрумные, по нашим понятиям, двухкомнатные квартиры со всеми удобствами. Помимо прочего, после получения статуса вам будет выплачено около 32000 крон на полное благоустройство (более 4500$ США).
Приблизительно такую же сумму вы получите от государства и в случае рождения у вас ребенка на территории Норвегии. Таковы перспективы в случае получения позитива на поданную апелляцию, в случае же повторного негатива вам предстоит судебное обжалование решения ЮДИЭН.
Если же и на этом этапе вы получите отказ, то вам все же придется покинуть Норвегию, ибо судебное решение считается окончательным и пересмотру не подлежит.
Депортация в Норвегии бывает мягкой или жесткой. Последняя происходит либо в случае неправильного поведения на большом интервью, в частности, неверного ответа на известный вопрос, либо тогда, когда, получив окончательный отказ, заявитель устремляется в бега, и его приходится разыскивать по всей стране.

В последнем варианте заявитель будет депортирован в наручниках, причем, какое-то время до высылки ему придется провести в изоляции. При мягкой же депортации все происходит вполне комфортабельно. Однако, при любой форме депортируемый доставляется в аэропорт в сопровождении двух полицейских, и так называемый депортационный пакет с его паспортом и самим депортационным ордером вручается капитану воздушного суда.
Правда, в качестве причины его депортации будет указано превышение им срока действия въездной визы, ибо норвежские власти не сообщают и не имеют права сообщать представителям страны заявителя о его обращении за убежищем.
Тем не менее, депортационный пакет окажется у капитана, который, согласно инструкции, он обязан передать пограничной службе в порту прибытия.
Но как показывает опыт, эта инструкция далеко не всегда выполняется, и при известном подходе с капитаном можно поладить и, заполучив этот пресловутый пакет, уничтожить его прямо в самолете, дабы не иметь проблем с пограничниками.

по всем интересующим вопросам обращаемся на e-mail: expertonem@gmail.com

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s